Версия для слабовидящих
Размер шрифта Цветовая схема Изображения

«Без лишних вопросов» Наталья Дроздкова

YklQmWA3MF8

Антон Болбат: Я знаю, что школа современной хореографии «Амплуа» ориентирована на профессиональное развитие учеников. Скажите, насколько серьёзный отбор проходят поступающие в школу?

 

Наталья Викторовна Дроздкова: Вы правы, в нашей школе дети приобретают профессиональные навыки. У нас работает упорядоченная система, в которой ученики растут от простого к сложному. Нужно, чтобы тело было готово к нагрузкам, поэтому в школу принимаются здоровые дети с развитыми мышцами спины, ног. Так же очень важно, чтобы дети были мотивированы на успех и развитие, причём развитие должно стоять на первом месте. Успеха не бывает без труда, без преодоления определённых трудностей. Поэтому, наряду с развитием пластических навыков, мы учим детей преодолевать сложности, формировать свой характер.

Конечно, при наборе детей в новые группы хотелось бы проводить кастинги. Но в самодеятельности необходимо работать со всеми, кто приходит. Единственный критерий, по которому ребёнок может не попасть в школу – это лишний вес.

 

А.Б.: Какие плюсы и минусы вы видите в том, что вы с Алексеем Владимировичем являетесь и руководителями одного коллектива и в то же время семейной парой?

 

Н.В.: Я не вижу абсолютно никаких минусов в этом, ни с точки зрения работы, ни со стороны семейного быта. Вся жизнь у нас связана с хореографией, мы со студенчества вместе, и это ни в коем случае не мешает нашей работе. Профессии, подобные нашей, требуют большой духовной отдачи, занимают большую часть твоей жизни. У творческих людей нередко происходит духовное выгорание. И я очень сочувствую семьям, в которых всё это происходит отдельно от твоей второй половины. Я не хочу сказать, что все семейные пары должны работать в одной профессии. Но когда твоя работа требует большой отдачи, очень важно иметь рядом человека, понимающего специфику профессии и готового поддержать.

 

А.Б.: Творческая работа во многом зависит от настроения и душевного состояния. Бывало ли такое, чтобы у вас просто опускались руки, и хотелось вообще уйти из профессии?

 

Н.В.: Отвечу однозначно: нет Никогда. Как бы трудно ни было, как бы ни опускались руки, никогда такого не было. Потому что профессия – это часть нашей жизни.

 

А.Б.: Ваш совет молодым преподавателям современной хореографии: что нужно делать, чтобы быть всегда «на волне»?

 

Н.В.: Чтобы всегда быть на волне, нужно ловить эту волну. Нужно заниматься самообразованием. У каждого руководителя есть определённый багаж знаний, но время меняется, диктует свои условия, свои приоритеты. Меняется история, в конце концов, меняется менталитет людей. Ну и вообще сейчас такое печальное время, когда элементарно вымывается культурный пласт, и подменяются понятия, когда искусство зачастую перестаёт быть искусством и становится просто шоу-бизнесом. Ты понимаешь, что должен учить детей каким-то основам классического, академического репертуара, а зритель требует абсолютно другого. Когда дети приходят к тебе в класс, и им интересен тик-ток, а ты в этот момент собираешься дать образцы классического наследия, нужно это, говоря современным языком, так смиксовать в удобоваримую информационную капсулу для ребёнка, чтобы был результат. Практически как врачи, работаем по принципу «не навредить».

 

А.Б.: Какой проект даже самый невероятный вы бы хотели реализовать командой ОЦК «Сибиряк»?

 

Н.В.: Невероятность любого проекта всегда заключается в использовании каких-то технических средств для усиления зрелищного эффекта. Мне хотелось бы попробовать какой-то микс танца и циркового искусства вместе с вокалом. Чтобы это было с какой-то хорошей технической поддержкой, с использованием всех видимых зрителю плоскостей (то есть с нескольких сторон, с разноуровневой площадкой, с использованием каких-то воздушных пространств, чтобы балет танцевал не только на сцене, но и в воздухе). И чтобы вокал был не поддержкой к танцу, а являлся таким же главным составляющим звеном в спектакле целостного действа.